Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Обзор судебной практики по налоговым спорам

Обзор судебной практики по налоговым спорам Определение СКЭС ВС РФ от 26.12.2017 по делу № А40-170463/16 АО «НБМ»
На отношения по взиманию утилизационного сбора распространяется общий для всех обязательных платежей принцип формальной определенности, закрепленный в п. 6 ст. 3 НК РФ, и состоящий в том, что правила их взимания должны быть сформулированы ясным образом, чтобы обязанность уплаты могла быть исполнена правильно каждым плательщиком и не зависела от усмотрения контролирующих органов. Это означает, что все существенные элементы юридического состава утилизационного сбора, в том числе его базовая ставка и порядок исчисления, должны быть установлены законом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Правительства РФ. Определение этих элементов и соответствующих им обязанностей плательщиков в рамках правоприменительной деятельности таможенных органов, равно как и восполнение пробелов в порядке исчисления сбора по аналогии, не может быть признано правомерным.

Определение СКЭС ВС РФ от 26.12.2017 по делу № А40-170463/16 АО «НБМ»
Расширительное истолкование понятия "максимально допустимая техническая масса" самоходных машин способно приводить к двукратному изменению размера утилизационного сбора. Этот вопрос имеет существенное значение с точки зрения соблюдения принципа формальной определенности норм, регулирующих взимание этого фискального платежа. У судов, при наличии неопределенности в правовом регулировании, нет законных оснований, чтобы истолковывать правила исчисления утилизационного сбора в сторону увеличения фискального бремени плательщиков.

Определение СКЭС ВС РФ от 19.01.2018 по делу № А41-17865/2016 ООО «ФК Пульс»
Ошибка (искажение) в определении налоговой базы и суммы налога, приведшая к излишней уплате налога, не приводит к нарушению интересов казны. Исправление такой ошибки (искажения) не посредством подачи уточненной декларации за предыдущий налоговый период, а посредством отражения исправленных сведений в текущей налоговой декларации признается допустимым. На основании абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ ошибка в налоговом учете, выразившаяся в несвоевременном отнесении безнадежной к взысканию задолженности, срок исковой давности для взыскания которой истек в 2009 – 2011 гг., в состав расходов, могла быть исправлена, в том числе отражением расходов в регистрах налогового учета в налоговом периоде 2012 г.

Постановление АС ДО от 06.12.2017 по делу № А37-251/2017 ООО «Магаданская горная компания»
Общество обратилось в суд с требованием о признании исполненной обязанности уплаты налога, перечисленного в качестве возмещения ущерба осужденным руководителем Общества. Суд исходил из того, что руководитель фактическим перечислением в бюджетную систему РФ исполнил обязанность Общества как налогоплательщика по уплате НДС, доначисленного по решению инспекции, что не противоречит п. 1 ст. 45 НК РФ. Факт привлечения руководителя к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ, непоименованной в подп. 7 п. 3 ст. 45 НК РФ не служит обстоятельством, исключающим признание налоговой обязанности Общества исполненной.

Постановление АС ПО от 24.11.2017 по делу № А57-27621/2016 ООО «Завод пневмотранспортного оборудования»
Общество обжаловало требование об уплате налоговой задолженности, выставленное инспекцией по месту учета, поскольку в то же время другой инспекцией при проведении выездной налоговой проверки принято решение о принятии обеспечительных мер, что приведет к повторному взысканию задолженности. Суд отметил, что обеспечительные меры не считаются мерой принудительного взыскания налога, а лишь направлены на обеспечение исполнения решения налогового органа. Принятие другой инспекцией обеспечительной меры не препятствует налоговому органу по месту учета налогоплательщика выставить требование об уплате налога, пени, штрафа, процентов. Доводы Общества о наличии двойной процедуры взыскания задолженности на основании вступившего в силу решения о привлечении к налоговой ответственности неправомерны.

Постановление АС ВСО от 01.12.2017 по делу № А78-3836/2017 ИП Е.В. Иванченко
В нарушение п. 5 ст. 31 и п. 6 ст. 69 НК РФ инспекция направила требования по месту нахождения земельного участка, а не по адресу регистрации предпринимателя. Доказательств вручения требований лично под расписку или иным способом, подтверждающим факт и дату их получения, налоговый орган не представил. Не представлены доказательства уклонения предпринимателя от получения требований либо невозможности личного их вручения. Инспекция допустила существенные нарушения прав налогоплательщика, которые выразились в ненадлежащем извещении о неуплаченной сумме земельного налога и обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога и пени. Все требования содержат ряд недостатков в оформлении, поскольку в них не указаны сведения о периоде начисления пеней, данные о периоде возникновения задолженности, на которую начисляются пени, отсутствуют ссылки на налоговые уведомления, предшествовавшие выставлению спорных требований налогоплательщику как физическому лицу. Доказательств вручения налоговых уведомлений в части указания на обязательства предпринимателя по уплате земельного налога инспекция не представила.

Постановление АС ВВО от 01.12.2017 по делу № А79-8635/2016 ООО «Триумф-Профи»
Общество не уплатило заявленную по уточненной налоговой декларации сумму транспортного налога. Налоговый орган выставил требования об уплате налога, которое Общество не исполнило. Это стало основанием для вынесения решений о взыскании задолженности за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках. После принятия решения о взыскании налога Общество представило вторую уточненную налоговую декларацию, согласно которой сумма налога к уплате и объекты налогообложения отсутствуют. Суд признал взыскание налога законным. Изменение налоговой обязанности, содержащееся во второй уточненной декларации, может служить основанием для возврата или зачета налога в дальнейшем в порядке, установленном НК РФ.

Постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», п. 26.
В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве предполагается, что действия (бездействие) контролирующего лица стали необходимой причиной объективного банкротства при доказанности следующей совокупности обстоятельств: должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия); доначисленные по результатам мероприятий налогового контроля суммы налога (сбора, страховых взносов) составили более 50% совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди удовлетворения. Такая презумпция применяется при привлечении к субсидиарной ответственности как руководителя должника (фактического и номинального), так и иных лиц, признанных контролирующими на момент совершения налогового правонарушения.

С полной версией обзора читатели смогут ознакомиться в журнале "Налоговый вестник" 3/2018